Новости
Felice Vita
Профили
Backstage
Галерея
О нас
 

 

691. Домашний госпиталь, часть 1

- Милый мой, хороший, ну, пожалуйста!.. Ну, я очень тебя прошу!.. - поглаживая плечо Карла, Луиза-Мария доверительно заглядывала ему в глаза. - Пожалуйста!..

 

- Что, пожалуйста? - насмешливо улыбаясь, отозвался тот.

 

- Ну, пожа-а-алуйста!.. - протянула девушка.

Карл неопределенно хмыкнул.

 

 

- Дай ключи от твоей машины, а? - проворковала Луиза-Мария. - Ты же все равно сегодня дома будешь сидеть... 

Дай, а? Ну, будь другом... - состроив жалобную гримасу, она заискивающе склонила голову к Карлу.

 

 

- А твоя-то где? - Карл вопросительно взглянул на сестру. Та на секунду словно замялась, затем, придвинувшись ближе к брату, с новой силой принялась упрашивать его:

- Слушай, ну, какая тебе разница где, а? Одолжи машину, всего на один вечер! - умоляюще воскликнула она. - Я очень аккуратно с ней...

 

- Эй, ты что с туфлями на кровать забралась?! Ещё и на мою?! - перебил её Карл. - Слезай, давай! - потребовал он. - Долго думала, да?!

 

- Так мы договорились? - Луиза-Мария одарила брата улыбкой. - Всего на один вечерок!

 

 

- Ничего мы не договорились, - помотал головой Карл. - Где твоя машина? - он внимательно взглянул на сестру.

 

- Ну-у-у... - протянула та.

 

- Ясно, - коротко бросил Карл. - Ты в курсе, отец тебе голову оторвёт, если узнает, что ты опять путаешься с этим своим бандитом...

 

- Он не бандит! - тут же вспыхнула Луиза-Мария, - Вы с папой вообще ничего не знаете об этом человеке!..

 

 

- Конечно, особенно папа о нём "ни-че-го" не знает, наверное, поэтому и пообещал повыдергивать ему ноги, если тот будет вертеться возле тебя! - многозначительно фыркнул Карл. - Он что, забрал твою машину?

 

- Нет, не забрал! - обиженно запротестовала девушка. - А просто...

 

- Ты сама ему отдала, - закончила вместо сестры Карл. - Ну, и дурочка же ты!

 

- Сам ты дурак! - рассердилась та.

 

 

- Луиза! - строгий оклик заставил девушку подпрыгнуть на кровати. Луиза-Мария быстро обернулась:

 

- Мама, скажи ему! - тут же потребовала она. - Он первый меня обзывать стал!

 

 

- Луиза, что это за выражения?! - Карлотта укоризненно взглянула на дочь, затем улыбнулась Карлу:

- К тебе гости, - объявила она. Следом за Карлоттой в комнату тихонько вошли две девушки.

 

Флёр приветливо помахала рукой Карлу и его сестре:

- Приветик, Луи, привет, Карл. Как ты себя чувствуешь?

 

 

- Кха-кха... я очень болен!.. - внезапно ослабевшим голосом проговорил он, взглянув на Лили, после чего наградил Флёр обессиленной улыбкой измученного тяжелой болезнью человека.

 

- Здоров, как бык! - потрепав брата по плечу, заверила их Луиза-Мария. - Но хорошо притворяется!

 

 

Лили осторожно улыбнулась.

 

Опешив сперва от вида девицы, фривольно умостившейся в постели Карла, Лили теперь с интересом разглядывала её. Девушку, которую Флёр назвала Луи, сама Лили никогда бы не приняла за родную сестру Карла. Роскошная грива черных волос и темные, почти черные глаза девушки, очень мало вязались с льняными прядями и синими глазами её брата. Но теперь, присмотревшись, Лили отметила про себя неуловимое сходство между молодыми людьми. Не в чертах лица, не в цвете волос или глаз.

Что-то было, скорее, в манере склонять голову, в интонациях голоса и в легкой улыбке, балансировавшей где-то на грани насмешливости и самого искреннего участия. 

 

 

- Ах, так, - тихо отозвался Карл. - Ну-ну, кто-то что-то у меня просил, так вот я этому кому-то ничего не дам! - предупредил он.

 

- Мама, скажи ему, пусть даст мне свою машину, все равно ж он тут... "болеет", - перекривляв брата, Луиза-Мария повернулась к матери.

 

 

- Луиза, не сиди так близко к Карлу, если не хочешь разболеться вместе с ним, - укоризненно бросила Карлотта.

 

 

- Ха! Слышала? - торжествующим бодрым голосом воскликнул Карл, на мгновение забыв о том, что он "самый больной в мире человек". - Иди, милая, приготовь брату горячий мясной бульон. И про свежую зелень не забудь, мне витамины нужны, лимончик порежь! Давай, шагом марш на кухню!

 

- Ага, такой больной, что с обеда уже пять раз "пообедал"! - фыркнула Луиза-Мария.

 

- Это мой организм борется с вирусами! - отозвался Карл.

 

- Пирожками от них отстреливается, что ли?! - хмыкнула, не оборачиваясь, его сестра.

 

 

Карлотта добродушно усмехнулась, но затем с упрёком заметила:

 

- Вот они, прелести холостяцкой жизни! Никакого режима питания: все на ходу, все бегом, без ужина, без нормального завтрака, без горячего на обед. Ты посмотри на себя, Карл - одни глаза и остались, худющий, как щепка! Конечно, какой уж тут иммунитет?! Любая инфекция будет к тебе липнуть, если ты не начнешь нормально питаться!

Хотя бы уж отъедайся, пока ты дома!

Одно хорошо: уехал от нас -  и сразу носом перестал ворочать: это я ем, это я не ем... - усмехнулась она.

 

 

- Ой, и правда! - захихикала Флёр. - Когда я приезжаю к маме, у меня тоже прям какой-то волчий аппетит просыпается - мету всё подряд! И мне даже не стыдно - в маминых супчиках, пирожках и картошечке всегда ноль калорий!

 

Лили заулыбалась.

 

- Раз у тебя хороший аппетит, значит, идёшь на поправку! - сказала она Карлу.

 

 

- Точно, на поправку! Килограмм так на пять, десять, - встряла Луиза-Мария. - Ещё чуть-чуть - и щеки, как у хомячка будут, а задн...

 

 

- Луиза! - оборвала её Карлотта, недоуменно уставившись на дочь. - Что за слова?!

 

 

- Больно ты умная стала, - сердито обронил Карл, спихивая сестру с кровати. - Ну-ка, давай, давай, топай в свою комнату.

 

 Не видишь, ко мне гости пришли? - и он легонько подтолкнул её в спину. - Брысь!

 

 

- Я тебе сейчас как сделаю "брысь"! - прошипела Луиза-Мария и, развернувшись, пребольно шлёпнула брата по руке. - Прекрати меня пихать!

 

- Да кто тебя пихает? - криво усмехнулся Карл.

 

 

- Дети, дети, ну, хватит уже! - Карлотта смерила обоих строгим взглядом. - Луиза, я понимаю, ты по брату соскучилась, только это не значит, что нужно из-за этого весь дом на уши поднимать!

 

Она кивнула сыну:

- Тебе не дует? Прикрыть окно?

 

Карл отрицательно помотал головой.

 

 

- Он себя так ведет, что я по нему больше никогда скучать не буду! - пригрозила Луиза-Мария.

 

 

- Бессовестная, - проронил Карл. - Ну, и пожалуйста!

 

Он потянул на себя одеяло, но Луиза-Мария даже не пошелохнулась, усевшись на краю постели прямо на покрывало.

 

 

- Эй, оторви-ка свою заднюю часть от моего одеяла! - окликнул он сестру.

 

- Вот, мама, почему ты не делаешь Карлу замечания, а? Что это у него за словечки такие? - Луиза-Мария продолжала неподвижно сидеть на кровати.

 

Тогда Карл носком ноги дотянулся до сестры и принялся незаметно спихивать её с постели.

 

 

- Нет, ну ты посмотри на него! - Луиза-Мария обернулась и хлопнула его по ноге. - Лежи себе тихо, изображай больного, что ты ко мне...

 

 

Карлотта решительно направилась к дочери:

 

- Ну, хватит, - объявила она. - Давай, Луиза, и правда, займись делом. На вечер, думаю, приготовим чоппино, тем более, надеюсь, подруги Карла останутся с нами на ужин, так что тебе нужно съездить к Армену за свежим хлебом.

А я пока приготовлю девочкам и Карлу чай!..

 

 

Лили, услыхав о чоппино и их предполагаемом участии в семейном застолье Гатто, в растерянности бросила взгляд на Флёр, пытаясь угадать: то ли следует прямо сейчас заверить сеньору Гатто, что они ни в коем случае не могут составить им компанию в поедании дивного блюда, то ли приличнее будет немедленно принять приглашение, чтобы ни в коем случае не задеть чувств гостеприимной матери Карла.

 

Без лишних церемоний, Флёр тут же с радостью закивала:

- Спасибо, сеньора Карлотта! Ваш чоппино - это что-то вот совсем превкуснющее! Мы с Лили останемся на ужин, спасибо! - от них обеих Флёр поблагодарила Карлотту.

 

 

- Вот так всегда! - поднявшись, со вздохом объявила Луиза-Мария. - Карл возлежит на подушках, а мы все вокруг него отплясываем с бубном и подаём ему рахат-лукум на подносике прямо в постель! Я вам так скажу: не завидую я его будущей жене! - проронила она.

 

- Эй! - раздался возмущенный голос Карла за её спиной.

 

 

- Вот-вот, - подхватила Луиза-Мария, - будет вот так лежать, пузом к верху, и кричать: "Эй, жена, свари мне суп!", "Эй, жена, иди, почеши мне пятки!.."

 

Карлоттино укоризненное "Луиза!" и недовольное рычание Карла прозвучали почти синхронно.

 

 

Флёр рассмеялась, затем кивком головы указала на свою подругу:

- Это Лили, наш редактор, она работает со мной и с Карлом. Лил, это Луиза-Мария, сестра Карла, - представила она их друг другу.

 

Лили чуть смущенно улыбнулась

 

- Ладно, девочки-мальчики, - Луиза помахала рукой Флёр и Лили. - До вечера, я за булками к Армену, а вы тут заступайте на почётную вахту, развлекайте моего братца!

 

 

- Вот язык без костей, - выдохнул Карл, глазами испепеляя сестру.

 

Затем, с усталой небрежностью откинувшись на подушки и постаравшись придать себе не слишком цветущий вид, вновь перевел взгляд на Лили. Та продолжала внимательно слушать Луизу-Марию, которая, не скупясь на подробности, принялась пересказывать, как поздно ночью Карл вдруг объявился дома у родителей.

Карлотте не понадобился ни градусник, ни врачебный справочник, чтобы немедленно диагностировать у сына грипп, ангину и пневмонию одновременно, и тут же уложить сына в свободную спальню. После чего обе сестры Карла и сама Карлотта начали ритуальный танец вокруг его кровати, поочередно поднося ему то молоко с мёдом, то ароматный чай, то крепкий бульон. Даже отец, вернувшись со службы, заглянул к нему со стаканом, наполненным горячим ромом. К утру Карл почувствовал себя гораздо лучше, но вовсе не торопился попрощаться с привелегиями болеющего старшего сына.

 

Карл ещё не успел намаяться от безделья, зато утомил сестер ежеминутными просьбами подать ему то, принести ему это, укрыть одеялом, включить в розетку ноутбук, сгонять на кухню ещё за одной порцией маминых равиоли...

 

 

Карлотта, отложив все дела, с радостью занялась стряпней, вознамерившись в кратчайшие сроки превратить сына из анемичного доходяги, по её собственным словам, в здорового крепкого мужчину.

 

На третьем заходе за пирожками, старшая сестра, Харли, не выдержав, сбежала из дома, возложив заботы по уходу за час от часу наглеющим братом на Луизу-Марию...

 

 

Лили слушала красочный рассказ Луизы, не замечая ни выразительных взглядов, которые бросал на неё Карл, ни болезненного покашливания, которыми тот их сопровождал.

 

 

Тогда Карл вздохнул. Очень тихо и очень печально.

 

Затем последовал ещё один вздох: чуть более громкий и чуть более печальный.

 

"Ну, посмотри же ты на меня, наконец!" - пронеслось у него в голове.

 

 

И, словно в ответ на его мысленный призыв, Лили вдруг, и в самом деле обернулась, и приветливо улыбнулась Карлу.

 

 

Карл даже забыл, что собирался разразиться приступом глухого кашля.

 

Губы его сами собой расплылись в улыбке:

 

- Лилечка, здравствуй!