Новости
Felice Vita
Профили
Backstage
Галерея
О нас
 

 

698. Passi d`autunno, часть 1

Едва закрылась дверь за последним посетителем, Келли спешно захлопала в ладоши, призывая свой немногочисленный персонал поторопиться с уборкой, чтобы успеть разойтись ещё до полуночи...

 

Келли со вздохом придвинула стул, обводя глазами пустой зал.

 

Только успели они с Лоренцо "залатать дыры" с нехваткой рабочих рук, наняв Танжерину и двух официантов, как о своем уходе заявил уборщик!.. Тиджи, Келли и Армо не оставалось ничего другого, как поделить между собой его обязанности: они протирали столы, наводили порядок в баре, пылесосили и сметали первые высохшие листья со ступеней у порога.

 

 

Осень принесла и другие перемены, которые, на самом-то деле, оказались всего лишь возвращением в привычную колею. Рассвет был наполнен пронизывающим утренним бризом с озера, и августовское "ещё не ложилась" сменилось сентябрьским "уже пора вставать".

 

 Приготовление завтрака, без которого Келли могла бы обойтись, а вот маленький Тото, возвратившийся с каникул домой, вряд ли; школа, в которую с утра требовалось завезти сына, последующий забег галопом по магазинам в безуспешных попытках хотя бы раз закупиться продуктами на неделю, заканчивающийся тем, что уже на следующее утро приходилось опять нестись в супермаркет...

 

...Обед, бар, школа, ужин для Тото, опять бар... и "уже пора вставать", размеренно шагающее в октябрь.

 

 

Тиджи взяла сухую тряпку и, не поднимая головы, принялась протирать барную стойку. Лицо её было сосредоточенно, и всем своим видом Тиджи старательно демонстриовала, что не замечает взглядов, которые бросал на неё Армо. Молодой человек, крутившийся рядом, наконец, склонился к ней и проговорил:

 

- Тиджи, я предлагаю тебе пойти в кино со мной... - его речь была неторопливой, фразы громоздкими и скорее напоминали заученные на зубок предложения из разговорника или учебника, но по крайней мере, больше не были мешаниной из всех знакомых Армо языков. - Есть кинотеатр с ночными сеансами, и я потом... провожать... м-м-м... провожаю тебя домой...

 

Тиджи на секунду прекратила полировать стол, затем, по-прежнему не поднимая взгляда, отрицательно помотала головой.

 

 

Армо не в силах был сдержать досадливый вздох.

 

- Я... отвезти... отвозить тебя машиной, - предпринял он ещё одну попытку, зная наперед, что и она обречена на провал.

 

Тиджи коротко мотнула головой.

- Спасибо, - пробормотала она при этом и очень тихо добавила: - Я не могу... Я устала.

 

 

И она вновь принялась усердно тереть стол. Армо молча смотрел, как та водит тряпкой по столешнице.

- Ты не ходишь никуда отдыхать, - наконец, объявил он. - Не гуляешь. Никуда не ходишь. Это скучно.

 

Тиджи с отстраненным безразличием повела в ответ плечами.

 

- Пойдем сегодня в кино со мной! - с каким-то настойчивым упрямством повторил своё приглашение Армо.

 

 

- Я не могу, - вскинув вдруг голову, с нажимом проговорила Тиджи. - Потому что... потому что устала.

 

Проведя почти десять часов на ногах, выглядела она и впрямь не очень бодро, но вместе с тем в голосе девушки звучали интонации, наводившие на мысль, что дело было вовсе не в тяжелом рабочем дне или нежелании составить молодому человеку компанию на вечерний сеанс... 

 

 

Тиджи вновь отвернулась, и Армо понимающе скривил губы, метнув сердитый взгляд на девушку, сидевшую в уголке у самой двери.

 

 

Кутаясь в теплую шаль, Летиша с напускным равнодушием, словно вовсе не слышала разговора за барной стойкой, смотрела прямо перед собой.

 

Каждый вечер, начиная с того дня, как Тиджи получила работу у Лоренцо, Летиша стала приходить сюда. Она являлась обычно перед самым закрытием,  усаживалась за столик в углу и ждала, пока Тиджи управится в баре, чтобы затем вместе с ней отправиться домой.

 

Но в этой трогательной заботе о младшей сестре, которой, разумеется, не следовало бродить по ночам одной в малознакомом городе, таились страхи и тревоги совсем другого толка.

 

 

Летиша не забыла и не простила сестре того, что Лоренцо остановил свой выбор на ней. Конечно, сама Тиджи, едва только справившись с первым изумлением от того, что получила работу, на которую рассчитывала Летиша, тут же с готовностью заверила сестру, что откажется от места, если та пожелает...

 

Снедаемая ревностью Летиша уже готова была вот-вот согласиться, но в последний момент передумала. Вместо этого каждый вечер она стала появляться здесь, усаживалась в уголке, полная решимости своим присутствием уберечь сестру от возможных знаков внимания со стороны Лоренцо, а при случае, если повезет, то обратить его внимание на себя. Но в эти недели Лоренцо по вечерам в баре почти не показывался, а у Тиджи оставалось все меньше сил сохранять хладнокровие при виде сестры, которая ревниво оберегала Танжерину не только от де Вита, но и от всех прочих молодых людей, вздумавших интересоваться ею.

 

 

"Сидит и сидит здесь!.." - глядя на Летишу, озлобился Армо. Какое-то время он с неприязнью разглядывал её, затем пробормотал, обращаясь к Тиджи:

 

- Зачем твоя сестра ходит сюда? Ты что, маленькая, чтобы тебя водили за руку?

 

 

Слова эти прозвучали недостаточно тихо, и, конечно же, были рассчитаны на то, что достигнут слуха Летиши.

 

Но та и виду не подала, что расслышала недружелюбное замечание Армо. Холодно и высокомерно поджав губы, она только поплотнее закуталась в шаль, продолжая смотреть в пустоту перед собой.

 

 

- Ну-ну-ну, Армо, - шутливо осадила его Келли.

 

- У тебя типичные размышления мужчины неженатого и не обремененного детьми! А вот будь у тебя жена или дочь, ты, я уверена, таких вопросов даже не задавал бы...

 

 

- Зачем жена и дети? - Армо развернулся и непонимающе взглянул на Келли. - То есть, почему... я не задавать... не задавай... такие вопросы?

 

 

- Потому что, поверь мне, ты бы очень волновался, если бы твоему ребенку или твоей жене, или, допустим, девушке, пришлось бы одной посреди ночи возвращаться домой! А так, вдвоем, за компанию уже не страшно, да и... - Келли придвинула стул и замолчала.

 

Слова о том, что бдительный присмотр со стороны старшей и более разумной подруги, матери или сестры некоторым девушкам только на пользу, могли бы обидеть Тиджи, а крутившаяся на языке фраза о слишком навязчивых молодых людях могла оскорбить Армо, поэтому Келли ограничилась тем, что неопределенно пожала плечами.

 

 

Ясными голубыми глазами Армо уставился на Келли, раздумывая, что бы ей на это возразить. Пускаться в объяснения о том, что никто, в общем-то, и не говорил о необходимости добираться домой в одиночестве, не хотелось - Армо догадывался, что Летиша, навострив уши, внимательно прислушивается к разговору.

 

- Я только предложил Танжерине пойти со мной в кино, - отозвался Армо.

 

 

Тиджи, скорее от досады, чем от смущения, продолжала делать вид, что болтовня молодого человека не имеет к ней никакого отношения. Не то, чтобы ей очень хотелось идти с ним в кино или пиццерию, от которой ей пришлось отказаться в прошлый раз...

 

Но молчаливое неодобрение, которым Летиша отвечала на каждое предложение Армо о совместном времяпровождении с Танжериной, саму Тиджи уже начинало выводить из себя.

 

 

- Сходи-ка за пылесосом, - Келли кивнула Армо. Тот, проходя мимо, ещё раз громко вздохнул и направился в кладовку.

У Келли вдруг мелькнула мысль, которую она тут же прогнала от себя. Конечно, можно было бы деликатно намекнуть Летише, что Армо - парень серьёзный, ответственный и даже очень самостоятельный, но, в конце концов, Келли рассудила, что заводить об этом речь не стоит. Пусть молодые люди сами разбираются со своими чувствами и своими родственниками...

 

 

Танжерина медленно подняла голову, и её темные глаза впились в сестру. Когда, когда Летиша, почувствовав на себе этот тяжелый пронизывающий взгляд, повернулась к ней, она вполголоса поинтересовалась:

 

- Cosa fai qui, eh?

 

Ответа не последовало. Тогда Тиджи заговорила вновь, обращаясь к сестре на "их языке" - на том сицилийском наречии, разобрать которое мог только тот, кто жил с сестрами в деревушке у Марсалы:

 

- Я знаю, зачем ты ходишь сюда. Знаю, знаю, за ним ходишь, а мне жизни не даёшь!.. - голос обычно робкой Тиджи звучал с непривычной резкостью.

 

 

- Замолчи, дурочка, - тихо отозвалась Летиша, смерив сестру холодным взглядом.

 

 

- Ты зря сюда ходишь, - Тиджи печально покачала головой. - Слышишь меня? Ты бегаешь за ним!.. Летиша... ты бегаешь за ним!.. Disonesta!.. - последнее слово прозвучало с неподдельной суровостью и каким-то даже священным трепетом.

 

О, это страшное слово... "Disonesta!", бесчестие, пропасть между приличной девушкой, достойной уважения, и вульгарной, доступной, бесстыжей девицей, которую ни один порядочный мужчина не возьмет себе в жены. Ужас и проклятие потерявших бдительность отцов и матерей...

 

Этого трепета и страха не понять тем, кто живет ритмом больших и шумных городов, заполненных чужими и безразличными друг другу людьми. Им не знакомы ни пронзительные взгляды, полные отвращения и укоризны, ни мрачное молчание, которыми бесчестную девицу провожает вся улица крохотной деревни...

 

 

Летиша, не проронив ни слова, продолжала кутаться в шаль.

 

 Внезапно она опустила голову, уставившись на размытое отражение на гладкой поверхности стола.

 

 

- Сеньор Лоренцо, мы уже заканчиваем с уборкой, - бодро отрапортовала Келли, завидев босса, спустившегося из своего кабинета вниз.

 

 

- Очень хорошо, - тот добродушно кивнул в ответ. - Завтра придут несколько ребят из клининговой компании, поговори с ними, может, кто-то из них нам подойдет...

 

 

Келли вздохнула, отчего Лоренцо понимающе заулыбался:

 

- Тебе трудно угодить, знаю!.. - усмехнулся он. - И хотя ты отлично справляешься даже с уборкой, позволь тебе напомнить, ты всё-таки занимаешь должность управляющей!

 

 

- Если бы этот Мауро не уволился так не вовремя... - снова вздохнула Келли. - И двух недель не проработал... Хоть бы заранее предупредил, что уходит от нас!..

 

- У него болен ребенок, - прервал её жалобы Лоренцо.

 

- О-о-о... - удивленно протянула Келли. - Я... я не знала...

 

Выцветшее малоинтересное лицо Мауро едва ли наводило на мысли, что у того может иметься семья, жена или дети - тихо, словно тень, он являлся в бар по вечерам, громыхал стульями, водружая их на столы, мыл пол и наводил порядок, а затем, сложив щетки и пылесос в кладовой, беззвучной тенью исчезал.

 

 

С той минуты, как в баре появился Лоренцо, Тиджи смолкла, прекратив выговаривать Летише.

 

Теперь она украдкой поглядывала на сестру и печально покачивала головой, взгляд её был полон жалости и сочувствия...

 

 

Если бы только она могла, если бы только это было в её силах, Летиша исчезла бы, растаяла в воздухе!.. Она ждала этой встречи и боялась её, желала, чтобы он заметил, увидел, узнал, и в то же время опасалась, что узнав её, Лоренцо так и останется недосягаемым сыном Padrone, не пожелавшем ни на шаг приблизиться к ней.

 

Летиша увидела Лоренцо, увидела белокурую женщину, вцепившуюся в его локоть, и губы её дрогнули. Поёживаясь от холода, она подобрала край шали, кутаясь в неё.

 

 

В этот момент взгляд Лоренцо остановился на Летише. Он чуть нахмурился, затем спросил:

- Это ещё кто?

 

 

Вопрос его прозвучал бесстрастно, но Келли тут же не на шутку переполошилась, справедливо опасаясь, что наличие постороннего человека в баре не очень-то обрадует его владельца.

 

- Э-э-э... Сеньор Лоренцо, это... моя вина... - тут же заговорила она.  

 

 

Бригитта на мгновение бросила взгляд на девушку и решительно подала голос:

- Ох, Лори, какая тебе разница?! Пойдем уже!

 

 

- Понимаете, это сестра Тиджи, нашей новой барменши... - торопливо пояснила Келли.

 

 

- И что же она здесь делает? - поинтересовался Лоренцо всё тем же бесстрастным голосом, чем только ещё больше встревожил Келли.

 

 

- Ну-у-у... с тех пор, как Тиджи устроилась к нам, её сестра каждый вечер... приходит за ней...

 

- Приходит за ней? - переспросил Лоренцо, и удивление, прозвучавшее в его голосе, вдруг напомнили Келли обиженный тон Армо, которому присутствие Летиши не давало покоя.

 

 

- Ну, да, каждый вечер она забирает сестру, они вместе... идут домой. Ох, сеньор Лоренцо, я... я просто подумала, что не очень удобно будет, если Летиша будет дожидаться сестру на улице, тем более, ночью, у нас тут везде вокруг рестораны, бары... для девушки это... ну-у-у... - Келли пыталась подобрать нужные слова, но Лоренцо уже понял, к чему та клонила.

 

Он кивнул, и Келли, немного подуспокоившись, добавила:

- Простите, я должна была сначала спросить у вас разрешения... Но... это просто вылетело у меня из головы!

 

 

Тиджи, продолжая усердно тереть стол, вся обратилась в слух.

 

Под страхом смертной казни она бы не призналась, что в глубине души надеялась, что Лоренцо рассердится - не сильно, чуть-чуть! - и запретит Летише просиживать вечерами напролет в баре.

Правда, Тиджи не исключала того, что Летиша и после этого не оставила бы попыток на корню пресечь общение сестры с молодыми людьми, и коротала бы вечера в ожидании с другой стороны двери...

 

 

- Ясно, - неопределенно отозвался Лоренцо, присматриваясь к девушке в углу у двери. 

 

- Ох, Ло-о-ори, - опять протянула Бригитта. - Ну, пусть себе сидит, какая разница! Пойдем, нас ведь ждут!

 

 

Подняв голову, Летиша, наконец, заставила себя взглянуть на Лоренцо.

 

"Он не посмеет меня прогнать!" - сказала себе Летиша, но в глубине души понимала, что Лоренцо, который не признал в ней девушку из поместья на мысу Марсала, Лоренцо, который выбрал Тиджи вместо неё, мог с той же легкостью лишить её права сидеть в баре после закрытия и караулить его короткие появления в зале.

 

 

- Если вы против, я поговорю с Летишей и Тиджи, объясню им... - понизив голос, заговорила Келли, но Лоренцо запротестовал:

 

- Нет-нет...

 

 

Летиша чувствовала, что Лоренцо разглядывал её, но он по-прежнему отказывался её узнавать, и это угнетало, лишая всякой радости от того, что в эту минуту его мысли хоть отчасти были заняты ею...

 

"Он не посмеет меня прогнать... Caro Dio, ti prego..."

 

 

- Ладно уж, пусть ждёт сестру здесь, - после секундного молчания, объявил Лоренцо. - Не на улице же ей торчать, и в самом деле.

 

 

И тогда Летиша, вскинув голову, встретила его взгляд, легкая, короткая улыбка появилась на её лице, но тут же исчезла, и девушка снова отвела глаза.