Новости
Felice Vita
Профили
Backstage
Галерея
О нас
 

 

704. This Is The Life, часть 4

- Э-э-э... - Снежок внезапно осознала, что в трубке воцарилась тишина - сержант, говоривший с ней, казалось, затаился на том конце телефонного провода, прислушиваясь к тому, что происходило в особняке Батлеров.

 

 

- К нам в дом заявилась незнакомая женщина!.. - принялась было она объяснять, но договорить Снежанне не удалось. 

 

 

Придя в себя после секундного замешательства, Клементина вновь принялась голосить:

- Я есть незнакомий?!!!! Да как ти сметь, мерзавка?! - брыкаясь в руках у Бруно, она остервенело тряхнула головой. - Я есть жена Батлер! Я иметь право! - и тут же запричитала: - Ви менья убивайт!.. Ви ломайт мне руки, ви менья калечить!.. Менья убивайт!..

 

Терпение Бруно наконец-то лопнуло, и он, встряхнув Клементину, гневно прорычал:

- Да угомонись уже ты!

 

 

Снежок медленно опустила телефонную трубку, прижав её к животу - разговор принимал оборот, явно не предназначенный для посторонних ушей. Одарив Клементину холодной улыбкой, Снежанна с подчеркнутой вежливостью проронила:

 

- То, что вы однажды были за ним замужем, не делает вас его женой пожизненно. И не дает права безнаказанно врываться в наш дом!

 

 

- Ти есть маленький мерзавка!!! - Клементина угрожающе дернулась в сторону к Снежку, но Батлер, едва ослабивший было хватку, вовремя вцепился в неё.

 

Снежок отпрянула.

 

- Это мой дьом! Это мой вещи! Это мой деньги!.. Ви меня обворовайт!.. - взвыла сеньора Шульц.

 

 

Смерив взглядом бьющуюся в истерике Клементину, Снежок больше не сказала ей не слова, и вновь поднесла трубку к уху:

 

- К нам ворвалась незнакомая женщина! - повторила Снежанна. - И она чуть не задушила девушку... - тут Снежок сделала паузу и, подчеркивая каждое слово, проговорила: - ... Дочь комиссара Франческо Фалька!..

 

Трубка ответила выразительным молчанием, после чего последовал короткий вопрос, и Снежок проронила:

 

- Да-да, я звоню именно из особняка. Что-что?.. Я - Снежанна Батлер, - представилась она...

 

 

- Нье-е-е-ет! - гостиную в очередной раз огласил вой Клементины, и она гневно обрушилась на Снежка: - Ти есть гадина, ти есть воровка му-уж!.. Я тьебя ненавидейт!..

 

- Снежанна, поторопи-ка полицию с приездом!.. - с трудом удерживая Клементину, воскликнул Батлер.

 

- Ньет! Я нье хотьеть полиция!!!  Ньет, нье надо полиция! - запричитала та, сообразив, что Бруно, кажется, и в самом деле преисполнен серьёзными намереньями вывести её из дома не иначе, как в сопровождении офицеров полиции.

 

- Нье-е-ет! Нье-е-ет! Ви менья убивайт! - кричала Клементина.

 

 

- Прекращайте крики, сеньорита Шульц, - сурово оборвал её Доминик, делая к Клементине шаг.

 

Опасаясь, как бы вопли бывшей жены Батлера не достигли слуха Иды, он поспешил вмешаться.

 

 

- Не звайт полиция - и я умолькайт! - тут же нашлась сеньорита Шульц. - Я нье хотьет полиция! - вновь повышая голос, пророкотала она. - Они менья убивайт!..

 

 

- О нет!.. Сначала они тебя "пытайт", и только потом, ме-е-едленно, ме-е-едленно "убивайт"! - послышалось из глубины дивана, где на подушках восседала Ноа, которая уже пришла в себя и теперь жаждала мести.

 

- Пока что никакой полиции здесь нет, и её появление будет зависеть от вашего поведения, - поспешно объявил Доминик, когда Клементина устремила на Ноа ненавидящий взгляд, готовая в любую секунду приняться расплескивать своё негодование в особо громкой форме.

 

 

- Позвольте узнать, с какой целью сегодня вы заявились к нам? - прежде, чем она успела заговорить, поинтересовался Доминик. Батлер, выглянув из-за плеча Клементины, вопросительно уставился на неё.

 

- Мой адьвокат говорийт, что Батлер сократить мой содержаний! - губы Клементины дрожали от возмущения. - Я хотьеть то, чтьо мне полагайт по праву! - снизойдя до объяснений, пророкотала она.

- Пустить менья, я... я не кричайт!.. Я хотьеть говорийт!.. - заискивающе произнесла Клементина, подвигав плечами в попытке высвободиться из железной хватки Батлера. - Я обещайт!.. Пустить менья!.. Я тьолько сказайт слово и... уходийт! Я обещайт!.. И больше не приходийт... никогда! Только отпускайт менья сейчас!

 

Доминик внимательно взглянул в глаза Бруно. Тот помолчал несколько секунд, видимо, раздумывая, стоило ли верить ей на слово, затем, плотно сжав губы, он нехотя кивнул Доминику.

 

 

Выпустив Клементину, Батлер ничуть не утратил бдительности, а напротив, казалось, удесятерил её - слишком уж хорошо он знал бешенный нрав своей бывшей супруги.

 

Отойдя от Клементины, Бруно тут же загородил Снежанну собой, готовый в случае необходимости дать Клементине самый решительный отпор. После сцены, разыгравшейся у них на глазах, Батлер справедливо тревожился, как бы Клементине не взбрело в голову опять распускать руки.  

И Бруно не мог бы поручиться за то, что сама сеньорита Шульц ушла бы из особняка здоровой и невредимой, вздумай она хоть пальцем тронуть кого-либо из обитателей дома....

 

 

Доминик остался стоять рядом с Клементиной. Она помолчала, демонстративно потирая ноющие предплечья, затем объявила:

- Я хотьеть мой деньга! Мой содержаний маленький, ти не мочь сокращайт, ти дольжен увеличить! Или я умирайт от голод!.. - поддала она в голос жалобных нот.

 

В ответ на эти жалобы, слышанные им десятки, если не сотни раз, Батлер лишь равнодушно и насмешливо поднял бровь.

 

 

Клементина тем временем продолжала:

 

 - Ти нье имейт права сокращайт мой содержаний! Я протестовайт! Этьо мой деньга, их наживайт... совмьестно!.. - блеснув юридической подкованностью, торжествующим тоном объявила она.

 

 

Батлер скрестил руки на груди.

 

- То, что ты "совместно наживайт", ты благополучно промотала, - отозвался он.

 

- Я женьщин, ти объязан входить в мой положений! - воскликнула Клементина.

 

- Однажды я это сделал, - кивнул Батлер. - В надежде, что окончательно от тебя избавлюсь. Но тебе же сколько не дай - всё мало!.. Ну, а после того, что ты устроила сегодня...

 

 

Стоя за спиной у Бруно, Снежок буквально глазами поедала его бывшую жену.

 

Иногда, вспоминая о тех красивых ухаживаниях, которыми  своё время Батлер окружил Венделин Буонамико, Снежок ловила себя на легком, но довольно неприятном покалывании где-то в глубине сердца. Понимая, что глупо ревновать "задним числом", да и зная, чем завершились эти ухаживания, Снежанне все же требовались некоторые усилия для того, чтобы как можно меньше думать о тех женщинах, с которыми Бруно делил жизнь до неё. 

 

Но глядя на Клементину Снежок не испытывала ничего, кроме изумления. Разумеется, сеньорита Шульц, даже в гневе сияла той дорогой - и дорогостоящей, добавила про себя Снежок - красотой, способной кружить голову даже самым стойким из мужчин, но абсолютная невменяемость делала женщину настолько отталкивающей, что сама мысль о ревности казалась Снежанне нелепой. 

 

 

Почувствовав, что её разглядывают, Клементина устремила на Снежка ненавидящий взгляд.

 

- Я и так всё это время был слишком к тебе добр, - говорил Батлер. - Вошёл, как ты говоришь, в твоё положение. В свою очередь, я вправе был рассчитывать, что хотя бы буду лишен твоего общества! Но продолжала и продолжаешь ходить ко мне клянчить деньги...

 

 

- Ти жадний, ти менья винуждай попрошайт деньга у тьебя!.. Ти мьеня убивайт! Мнье не хватайт средьств!..- Клементина перевела тяжелый взгляд на Бруно.

 

Тот равнодушно смотрел на неё.

 

- Ти же мнье мочь помогайт, почьему бы ньет? - возмутилась Клементина.

 

 

Батлер криво усмехнулся:

 

- Полагаешь, после того, что ты здесь устроила, я по-прежнему буду тебя содержать?

 

 

- Браво, браво Батлер! На хлебушек и воду её! - одобрительно воскликнула Ноа.

 

 

Клементина продолжала кривить губы, но когда смысл сказанных Батлером слов достиг её мозга, лицо женщины застыло, уголки губ дрогнули и тут же поползли вниз. Воцарилась напряженная тишина.

Доминик предупреждающе взглянул на Клементину, та не сводила с Батлера глаз.

 

 

- Этьо твой мерзавка жена тьебе приказайт? - прошипела она. - Этьо она всьё подстроить!..

 

- Сеньорита Шульц!.. - попытался было встрять Доминик, но ослепленная яростью Клементина не обратила на него ни малейшего внимания.

 

 

Батлер опередил Клементину: прежде, чем она успела сделать шаг, он выступил вперед и глядя прямо на неё, заговорил:

 

- С сегодняшнего дня я не желаю видеть тебя в этом доме!

 

Клементина только фыркнула ему в лицо, но Батлер продолжал:

 

 - Если ты вздумаешь здесь объявиться ещё хоть раз, иначе, как в сопровождении полиции ты отсюда не уйдешь. Что касается твоего содержания...

 

 

Клементина, наконец, прекратила недовольно кривить носом, и устремила плотоядный взгляд на Бруно.

- Я не понимаю, с чего это ты или твой адвокат вдруг взяли, что я собираюсь уменьшать выплачиваемую тебе сумму... - проронил он.

 

Клементина самодовольно оскалилась, глядя на вытянувшиеся лица Снежанны и Ноа.

 

 

Батлер хитро усмехнулся:

 

- Но раз уж ты сама завела об этом речь, то с этого дня я снимаю с себя всяческие обязательства по твоему содержанию.

 

 

Клементина побелела. Казалось, сейчас та упадёт в обморок, но всё же она нашла в себе силы сдавленно пробормотать:

 

- Чтьо ти сказайт?.. - она двинулась на Бруно.

 

- Сеньорита Шульц! - Доминик предупреждающе вскинул руку, преграждая её путь.

 

 

- Я больше не буду давать тебе денег. Так, надеюсь, понятней? - участливо осведомился Батлер.

 

Клементина молчала, будто воды в рот набрала. Доминик настороженно поглядывал на неё, ожидая взрыва в любую секунду. Но Клементина продолжала молча испепелять взглядом Батлера. Прошла, казалось, целая вечность, прежде, чем она опять заговорила.

 

- Ти отказивайся менья содержайт? - в голосе слышалась неприкрытая угроза.

- Да, отказываюсь, - уверенно кивнул Бруно.

 

 

- Я тьебе отомстить... - слова эти были произнесены ровным, даже каким-то безразличным голосом, отчего неожиданно произвели куда больший эффект, чем если бы Клементина вновь принялась в бешенстве сотрясать своими воплями воздух.

 

- Вам... лучше уйти, - тихо и настойчиво повторил Доминик.

 

 

Клементина развернулась, вскинула голову, и, прошипев напоследок:

 

- Больван! - направилась из комнаты прочь.

 

 

Батлер продолжал смотреть ей вслед, пока та не скрылась за дверью библиотеки, не забыв при этом оглушительно хлопнуть дверью.

 

 

Бруно покачал головой.

 

Поспешность, с которой Клементина ретировалась на сей раз, немного озадачила его... Бруно ожидал бурных протестов, криков и даже слёз, но чего он никак не мог ожидать от Клементины, так это сухой сдержанной угрозы и странного безразличия к тому факту, что он оставил её без денег.

 

 

Снежок подошла к Ноа и обняла её за плечи.

 

- Зря, зря отпустили вы её! - сердито буркнула Ноа. - Ну, я-то все равно обращусь в полицию, мой папа её в бараний рог скрутит! Нет, скажи, ты видела, какая припадочная, а?

 

Снежок молча закатила глаза.

 

- Вот бы такую невестку маман Бальдуччи!.. - мечтательно протянула Ноа. - Так, ненадолго! - тут же торопливо добавила она. - Исключительно чтобы перевоспитать! Да после такой мегеры она сама проползет меня уговаривать выйти замуж за её сыночка!

 

 

Снежок громко расхохоталась:

- Так что, может, сбегать за Клементиной? Она не успела далеко уйти! По-моему, у нее сейчас небольшие финансовые затруднения, за "небольшой вознаграждений" она не откажется тебя помочь!

 

- Ты что! - тут же возмутилась Ноа. - Она потом отсудит половину Сан Марино вместе с моим балконом, и что я буду делать?!

 

- Строить с милым рай в шалаше! - хихикая, отозвалась Снежок, за что Ноа её тут же шлёпнула по ноге.

 

 

- Ида... - улыбнулся Бруно, когда, тихонько приоткрыв дверь, в библиотеку проскользнула, точнее сказать, чуть кособоко вплыла его сестра.

 

 

- Да-да, я слышала ангельский голосок Клементины, - усмехнулась та, глядя на помрачневшее лицо брата. - Короткий, но... содержательный визит! - хихикнула она.

 

Доминик внимательно взглянул на Бруно.

- Мда...

 

 

Батлер задумчиво закивал.

 

Заявиться в дом, устроить скандал и так же бравурно завершить посещение особняка, осыпав напоследок Батлеров проклятьями, было вполне в духе Клементины, но сегодняшний визит в глазах Бруно почему-то не имел особого смысла... Сперва чуть не прикончить девушку лишь за то, что та подвернулась под руку, и вдруг при этом продемонстрировать чудеса мстительной выдержки, когда Батлер объявил ей о новом положении её финансовых дел... Впрочем, стоило ли искать логику в действиях столь непредсказуемой и особы?..

 

Бруно улыбнулся:

- Почему-то на этот раз у меня больше уверенности в том, что теперь мы нескоро увидим её...

 

 

- Ты отказал ей в деньгах? - улыбаясь, поинтересовалась Ида.

 

- Бруно отказался выплачивать Клементине содержание вообще, - проронил Доминик.

 

- А-а-а! - рассмеялась Ида. - Ну тогда, думаю, уже к утру она разобьет под нашими воротами палаточный городок и будет осаждать дом, пока ты не изменишь своего решения! - она взглянула на брата.

 

 

Бруно помотал головой:

 

- Не думаю, конечно, что до этого дойдет! В противном случае, ей будут обеспечены несколько незабываемых дней в полицейском участке.

 

 

- Ого-го... - вдруг тихо присвистнул Доминик. - А это ещё откуда взялось?!

 

Ида ахнула. Затем опять принялась хихикать.

- Вы заложника взяли, да? - но тут её смех сменился негодующим восклицанием. - Чёрт, вы только посмотрите, а!..

 

 

Батлер изумленно обернулся.

 

- Проклятье! - не сдержался он. - Этого только не хватало! - он брезгливо поморщился.

 

 

Снежок удивленно проследила за взглядом Батлера.

 

 

Среди подушек с торжествующим выражением морды сидела Камилла. Почувствовав на себе пристальные взгляды, она несколько раз пролаяла:

 

- Уа-аф! Уа-аф!..

 

Под собакой на белоснежном диване расползалось малоприятное на вид, да и на запах, пятно.

 

 

- Какой у вас красивый белый диван... был!.. - хмыкнула Ноа. - Фэ-э-э!..

 

 

- Чёрт бы побрал эту собаченцию! - не сдержался Бруно.

 

- Фу-у-у! Диван загадила! Ещё и слюни у неё противные... - скривила губы Снежок. - Бру, ну, прогони её оттуда!

 

 

Батлер, продолжая кривиться все, с той же брезгливостью бросил собаке:

- Ну-ка, пошла вон отсюда! Пошла, пошла!..

 

 

- Ну, ладно вам, что вы на животное накинулись... - вступилась добродушная Ида. - Может, собачка с перепугу!.. Это Клементины, да? Вообще, её же надо вернуть хозяйке... - задумчиво добавила Ида.

 

 

- Клементина увидит свою собаку только после того, как оплатит химчистку дивана! - решительно объявил Бруно.

 

 

- И то, только в виде котлет! - в тон ему подхватила Ноа.