Новости
Felice Vita
Профили
Backstage
Галерея
О нас
 

 

760. Подвешенный кофе

- ...И что мне теперь с этим всем выводком делать?! - ворчиливо протянул Себастьян и откусил от пончика.

 

Шоколадная глазурь таяла и размазывалась по ладони.

 

 

- Два кофе, - улыбнулась Николь, выбив чек. - С собой?

 

- Нет, - качнул головой Рамон, - у нас еще пару минут, попьем здесь...

 

 

- Хорошо, - Никки бросила быстрый взгляд на молодого полицейского поверх очков.

 

- Что-нибудь еще?

 

 

- И два подвешенных кофе запишешь? - Рамон потянулся за бумажником.

 

- Всего 6 евро, - подытожила Николь, выбивая чек.

 

 

- И охота тебе выбрасывать деньги на бездельников, Рамон! - проворчал Себастьян, жуя пончик. - Ну, кто тебе сказал, что твой кофе выпьет какой-нибудь бездомный или по-настоящему бедный человек! Они-то, поди, по кафе не ходят. Если тебе уж так хочется их накормть - отправляйся в волонтеры в Красный Крест или кто там ими теперь занимается...

 

А здесь твой кофе выпьет какой-нибудь наглый студентик или типчик, которому жалко отдать полтора евро за кофе! И спасибо даже не скажет! - Себастьян красноречиво закатил глаза, всем видом выражая своё отношение к благотворительности шурина.

 

 

- Выпьют, и на здоровье, - коротко отозвался Рамон - он и не думал спорить с Себастьяном. Николь добродушно улыбнулась, подмигнув Рамону. Каждое утро тот оставлял у Николь один-два оплаченных кофе, и каждое утро Себастьян отчитывал за это брата своей жены.

 

- Эх, молодежь... - Себастьян мотнул головой. - Ты, Рамон, вроде и в полиции работаешь, а сентиментален, до ужаса! А я тебе скажу, нечего баловать этими вашими бесплатными кофе всяких бездельников! Эти студентики карманных денег от мамы с папой в неделю получают больше, чем ты полицейского жалования за месяц, и этих болванов еще и кофе угощать!..

 

 

Высказавшись таким образом, Себастьян вновь принялся за почник.

Себастьян служил в полиции вот уже двадцать лет, патрулируя улицы родного города и мечтая, что однажды судьба в лице начальства управления улыбнется ему, и он оставит, наконец, сидение патрульной машины, о тесноте которой с каждым годом все настойчивее твердила ему спина. Вместо этого он получит ключ от личного кабинета, и утро его будет начинаться не в 5.30, а ровно в 9, кофе он будет пить не из бумажного стакана на ходу, а из настоящей чашки, которая всегда будет храниться в ящике его письменного стола. Таковы были честолюбивые мечты Себастьяна, которые за последние восемь лет - с того самого дня, как Себастьян подвел к алтарю Розамунду, хорошенькую сестру Рамона - превратились в навязчивую мысль... Приходилось также думать и об их Розамундой двух детях - Себастьяну очень бы не хотелось оставить их сиротами! А ведь нынешние улицы так небезопасны, вздыхал про себя Себастьян и продолжал грезить о теплом местечке в собственном кабинете, где в любое время года сухо, чисто и тепло...

Рамон отошел от стойки, Николь тем временем принялась варить кофе.

 

 

Рамон, сколько себя помнил, мечтал о работе в полиции. Мальчуганом, разинув рот, он мог часами просиживать перед телевизором, глядя на полцейские погони и перестрелки, из которых доблестные полицейские - за редким исключением - выходили героями. Когда Рамон немного подрос, его интерес к фильмам немного подугас, однако в 13 лет Рамону по счастливой случайности довелось собственными глазами увидеть, что идеализированная картинка киноленты не так уж далека была от реальности: какой-то парень, проходя мимо Рамона его бабушки, выхватил из рук ошеломленной старухи сумку и помчался со всех ног, торопясь раствориться в толпе.

Но уже через пару метров его, словно деревянную кеглю, сшиб с ног верзила-полицейский, оказавшийся поблизости. Сумка была возвращена владелице, а в сердце Рамона возвратилась мечта однажды и самому, как и этот голубоглазый великан, вручить заплаканной пожилой женщине её портфель, а её внука добродушно потрепать по щеке!..

 

И мечта эта до сих пор не покидала сердца Рамона, несмотря на сотни скучных, в общем-то, ночей патрулирования и тысячи рапортов о правонарушениях, самым значительным из которых были мелкие драки разгоряченной молодежи после футбольных матчей.

 

 

Рамон присел рядом с Себастьяном и взглянул на часы - 5.25 утра.

 

- Успеем!.. - благодушно протянул Себастьян, посмеиваясь в усы над излишним, по его мнению, рвением Рамона в работе.

 

 

Пока жужжала кофе-машина, готовя напитки, Николь украдкой посматривала на Рамона, который глядел то на часы, то на входную дверь.

 

Себастьян полагал что напарник торопится заступить на смену, а между тем у Николь были свои соображения на тот счет, почему Рамон с таким нетерпением таращился на входную дверь, сверяясь со стрелками часов. Но свои мысли Николь предпочитала держать при себе.

 

 

- Ну, так что мне прикажешь делать с этим собачьим питомником?! - Себастьян повернулся к Николь.

 

 

- Что ещё за питомник? - удивилась та.

 

 

- Я, как ты знаешь, человек добрый, вот мои дети пи ользуются, да!.. - охотно пустился в объяснения Себастьян. - Чёрт меня дернул разрешить им приволочь с улицы эту собаку! Эта шавка возьми, да и окажись беременной! Ну, брюхо у неё, конечно, выпирало дай Бог, но я-то думал, может, болячкая какая, к ветеринару её повез, а тот и говорит - неделя-две осталось, будут щенки! Если б не дети, я бы эту собаку оставил в питомнике - а что, кормят, ухаживают, а потом родила б и нашла бы себе новый дом, а дети, понимаешь ли, тут же подняли вой! "Папа, собачек жалко!..." Вот папу им не жалко, который теперь с ума сходит от щенков по всему дому, а собаку им жалко! - продолжал плакаться Себастьян.

 

 

- Подрастут щенки - пристроим их, - бросил Рамон, который выслушивал эту душераздирующую историю уже, наверное, в сотый раз.

 

 

- Да, да, этих дворняг будут у меня отрывать просто с руками!.. - скривился Себастьян.

 

 

- Ну-ка, Никки, сооруди мне сэндвич с яйцом, а? - вздохнув, попросил Себастьян.

- Кстати, Никки, а тебе собака не нужна? - поинтересовался Рамон.

 

 

- Спасибо, Рамон, но, боюсь, мои кошки меня не поймут, если я принесу в дом щенка, - отозвалась Николь, кладя на поднос сэндвич. - Но я могу поспрашивать у соседей, вдруг кто-то ищет себе питомца...

 

 

- Да, поспрашивай, - кивнул Рамон. - Щенки очень славные, хоть и непородистые, правда, еще пару месяцев надо подождать, пока они подрастут...

 

Себастьян картинно застонал от этих слов.

 

 

- Ой, маленькие - они всегда такие славные, - заулыбалась Николь, - помню, у меня в детстве была собака!..

 

 

- Да, да, они-то славные, а потом твои ботинки превращаются в кучу трухи, потому что у кого-то "славного" режутся зубы, - ворчливо перебил её Себастьян.

 

- Кофе и сэндвич, - объявила Никки, ставя на поднос чашки для Рамона и Себастьяна.

 

 

От быстрого шага Шинейд запыхалась, но всё же вздохнула с облегчением - кажется, она успевала не только выпить чашку кофе, а и переброситься парой словечек со своими "утренними" приятелями - с Николь, которая никогда не лезла в душу с дурацими расспросами, и страшным ворчуном Себастьяном, который, несмотря на безостановочное бурчание, все-таки был довольно мил.

 

Ну, и, конечно, Рамон... Но Рамон был слишком красив, чтобы Шинейд вообще воспринимала его всерьёз. А уж если совсем начистоту, то Шинейд, трезво относившаяся к своей внешности, полагала, что она ничего интересного собой не представляет, тем более для такого смазливого красавца, как Рамон. Поэтому Шинейд предпочитала относиться к нему так, как по её мнению, сам Рамон должен был отнестись к ней - вежливо, холодно, но, в общем-то, как к пустому месту.

 

Шинейд толкнула двери.

 

 

- Доброе утро, Шин! - с улыбкой приветствовала её Николь, придвигая к Рамону его поднос.

 

 

- Привет всем, - Шин кивнула ей.

 

 

Рамон развернулся, невольно преградив Шинейд путь. Та коротко качнула головой, едва удостоив Рамона взглядом. Странная сдержанность, если не сказать, холодность со стороны Шинейд смущала и озадачивала молодого полицейского.

 

Одно время он даже думал, что имел неосторожность выписать ей слишком большой штраф за неправильную парковку, и теперь девушка дулась на него... Но Рамон проверил - оказалось, у Шинейд вообще не было машины.

 

 

- Привет, как дела? - проронил он.

 

- Хорошо, - та пожала плечами.

 

 

- Ясно, - не зная, что еще сказать, ответил Рамон. - Хорошо.

 

-...И теперь эти щенки сели мне на голову, понимаешь? Они мне просто сели на голову! - продолжал изливать свои горести Себастьян.

 

 

- А всё потому что я слишком добрый! И все, кому не лень, даже собаки, пользуются моей добротой!.. - Себастьян вздохнул.

 

 

- Да не расстраивайтесь вы так, Себастьян, - Николь попыталась его приободрить. - Мы обязательно пристроим ваших собачек, - пообещала она.

 

- Ну да, - недоверчиво хмыкнул тот.

 

 

- Ты сегодня поздновато, - заметила Николь, когда Шинейд подошла к стойке.

 

 

- Оставь щенков у себя, - шутливо предложил ему Рамон, ставя перед напарником поднос с кофе. - Подрастут, надрессируешь их, будут тебе дом сторожить и тапочки приносить.

 

 

- Не нервируй меня, парень! - ворчливо отозвался Себастьян.

 

 

- ... Эмми вчера поздно приехала, я, честно говоря, переживать за неё начала, но оказалось, она со своим начальством ходила в ресторан. Пока я её дождалась, пока мы улеглись, в общем, я проспала!.. - усмехнулась Шинейд.

 

 

- Ух ты, ресторан?! Повезло же Эмили, - Николь качнула головой. - Ну, а ты сегодня опять на няньках, да?!

- Угу, - пробормотала Шинейд. - Помнишь тот старый магазин в начале улицы, тут, недалеко? Скоро там будет цветочный магазин.

 

- Серьёзно? - удивилась Николь. - А ты откуда знаешь?

- Его купили мои работодатели, ну, та молодая пара, что живет за городом, Момо и Януш, я с их малышом иногда сижу. Вот сейчас тоже к ним поеду - они хотят успеть открыться до апреля, сама понимаешь, много работы, а ребенка оставить не с кем.

 

 

Попивая кофе, Рамон прислушивался к беседе девушек. Именно из этих коротких разговоров у стойки он добывал обрывчатые и скудные сведения о жизни Шинейд. Так он узнал, что она жила в квратире своей подруги, поскольку доходы не позволяли ей обзавестись собственным жильем, знал, что она приехала в Феличе Виту не так давно и что зарабатывала на жизнь, помогая в кондитерской Армена, убирая в домах местных жителей и сидя с их маленькими детьми.

 

Откуда приехала Шинейд, кто были её родители, а главное, почему она оказалась здесь - Рамону пока что выяснить не удалось.

 

 

Челюсти Себастьяна усердно работали над яичным сэндвичем, сам Себастьян в это время внимательно разглядывал Шинейд так, будто видел её впервые.

 

- Слушай-ка, Шин, - обратился он к ней после минутного молчания. - Ты вроде бы не замужем, а?

 

 

Рамон едва не поперхнулся своим кофе. Шинейд обернулась, уставившись на Себастьяна.

 

- Что?

 

- Ну, жениха или там возлюбленного, у тебя, часом, нет? - Себастьян с любопытством смотрел на девушку.

 

 

Вопрос был настолько бестактным, что Шинейд, подняв очки на лоб, внимательно взглянула на Себастьяна, не зная, что и сказать ему.

- Жениха нет, - наконец, проронила она.

 

- Чудесно! - воскликнул Себастьян. - Тогда тебе просто необходима собака!

Потрясенная его логикой до глубины души, Шинейд громко расхохоталась.

 

 

- Жених и собака взаимозаменяемы, так, что ли? - насмеявшись, осведомилась она.

 

- Ты вот смейся-смейся! - Себастьян, как ни в чем не бывало, со всей серьёзностью продолжал: - А вот мы с Рамоном тебе можем порассказать, как небезопасно девушкам гулять одним по ночам, то ли дело, когда рядом зубастый и клыкастый...

 

 

- ...Жених? - Шинейд снова прыснула со смеху.

 

 

Рамон заулыбался.

- Ну вот всё тебе хиханьки-хаханьки! - буркнул Себастьян. - А у меня, между прочем, четверо щенков на шее висят! Могла бы отнеститсь с пониманием.

 

- Откуда ж их у вас столько взялось? - удивилась Шинейд.

 

 

Чтобы уберечь свои уши и уши Николь от очередного пересказа душещипательной истории появления в доме Себастьяна новых жильцов, Рамон коротко сказал:

 

- Собака у него ощенилась, вот Себастьян уже ищет щенкам хозяев.

 

 

- А, понятно, - кивнула Шинейд. - Спасибо, Себастьян, но я не гуляю по ночам одна, к тому же мне совершенно некуда брать щенка, я сама-то живу в чужой квартире.

 

 

- А вот возьмешь собачку, глядишь, и свой дом появится! - не сдавался Себастьян.

 

 

- Нет, спасибо. Сначала дом, только потом собака, - твердо сказала Шинейд.

 

 

- Ну, ясно, ясно, - Себастьян понуро отвернулся и снова занялся своим сэндвичем. Рамон и Николь переглянулись, оба едва сдерживали смех.

 

Но Шинейд стало его вдруг очень жаль.

 

 

Она сделала шаг и положила руку ему на плечо, по-приятельски похлопав его:

 

- Не расстраивайтесь, Себастьян. Если б я могла, то, конечно, взяла бы у вас собаку, но увы... Да вы еще найдете своим щенкам новых владельцев!

 

 

- Да, да, в который раз это слышу! - проворчал Себастьян.

 

 

- Это не повод огорчаться, - усмехнулась Шинейд. Себастьян поднял на неё взгляд. Шинейд улыбнулась. Себастьяну ничего другого не оставалась, как вздохнуть и пожать плечами.

 

- Ну, твоя правда... - проворчал он.

 

 

- Кофе, Шинейд, - Николь поставила на прилавок бумажный стакан.

 

 

- Спасибо большое! - Шин повернулась к ней, и, понизив голос, добавила: - Запишешь за мной? Я занесу деньги завтра-послезавтра.

 

 

- Не выдумывай, - отмахнулась Николь, - забирай один из подвешенных кофе, никаких денег мне заносить не надо!

- Нет, я не... - Шинейд принялась было протестовать, но Николь остановила её:

 

- Сделаем так: сейчас ты берешь один подвешенный кофе, а когда будет возможность, сама оставишь здесь для кого-нибудь оплаченный напиток, окей?

- Ладно, - улыбнулась Шин, чувствуя, как горят у неё щеки.

 

 

Себастьян, прислушиваясь к разговору, даже перестал жевать. Рамон уж не знал, каким богам молиться, только бы Себастьян не принялся отпускать комментарии на тему "подвешенных" кофе, состоятельных студентов, несостоятельной Шинейд и щедрого на руку Рамона.

 

Но Себастьян только издал короткое хмыканье и покачал головой.

 

 

- Ты прелесть, Никии, - тепло поблагодарила её Шинейд. - Спасибо.

 

- На здоровье, - улыбнулась та.

 

 

- Пока-пока, - забрав свой кофе, Шинейд направилась к выходу.

 

 

- Пока, - крикнула ей вслед Николь.

 

- Хорошего дня, - попрощался Рамон.

 

 

- До завтра, - коротко бросила Шинейд, проходя мимо него.

 

 

Когда за Шинейд закрылась двери, Николь выбралась из-за стойки. На стене висела большая черная доска, куда Никки и остальные барристы записывали, сколько подвешенных кофе имелось в наличии в данный момент. К этой доске сейчас и направлялась Николь.

 

- Хорошая девчонка эта Шинейд, - проронил Себастьян.

 

 

- Только, знаешь, парень, такую надо не исподтишка угощать кофе, - Себастьня метнул проницательный взгляд на Рамона.

 

Николь лукаво покосилась на Рамона - уж если даже Себастьян заметил, то сомнений быть не могло - Рамону нравилась Шинейд.

 

 

- Пригласи её в кафе, в кино своди, чем там еще живет ваше поколение? Ты, вроде, ненамного старше её, мне кажется... - продолжал Себастьян. - Сбегай с ней на танцульку!

 

 

В ответ Рамон промычал нечто невразумительное и отвернулся. Себастьян пил кофе, в то время как Никки что-то царапала на доске мелком.

 

 

- Вуаля! - воскликнула она, наконец. - Себастьян, прошу минутку вашего внимания! - с улыбкой воскликнула она.

 

 

Рамон подошел ближе, пытаясь разобрать каракули на доске. Себатьян прищурился, читая надпись. Рядом с палочками, обозначавшими количество бесплатных чашек кофе, были пририсованы палочки с коротенькой припиской - "щенки".

 

 

- Будут у нас не только "подвешенные" чашки кофе, а и собачки, народу у нас много бывает, вдруг кто-то захочет взять себе щенка... - пояснила Николь.

 

 

Себастьян присвистнул:

 

- А ты молодец, Никки, голова работает!.

 

 

Он поднялся и обнял Никки. Он был по-настоящему тронут и восхищен её находчивостью.

- Ну, просто большое человеческое спасибо, Никки, ты настоящий друг!

 

 

- Не за что, не за что, - усмехнулась та в ответ.

 

 

- Я вот что подумал, - понизив голос, добавил Себастьян. - Знаешь, вот ты тут повесила такое хитрое объявление о моих щенках... вот... да и вообще... - в голосе его чувствовалось некоторое смущение. - Я тоже хочу тебя поблагодарить!

 

- Да ладно, какие глупости, - отмахнулась Николь.

- Нет, ты погоди, послушай сперва. Ты... - он понизил голос почти до шепота. - Я тоже хочу подвесить пару этих ваших кофе... Как думаешь, можно это устроить?

 

 

Николь добродушно рассмеялась:

- Думаю, что можно!

 

 

- Хватит обниматься с Николь! - спохватившись, Рамон бодро подскочил со своего места. - Время, офицер, время!

- Иду, иду! - отозвался Себастьян. Он сунув руку в карман и достал оттуда бумажку в 5 евро.

 

- Это для начала! - подмигнул он и сунул банкноту в ладонь Николь.