Новости
Felice Vita
Профили
Backstage
Галерея
О нас
 

 

766. Чужой секрет

- Как вы там отдыхаете? - сам того не замечая, Франческо плотнее прижал мобильный телефон к уху, словно это могло хоть немного сократить расстояние, отделявшее его от собеседницы.

  

 

- Тебе понравился Будапешт? Что посмотреть успели? - продолжал расспрашивать он. Ему нравилось слушать голос Сильвы, и не имело значения, о чем она говорила. Он невольно улыбнулся, когда в трубке вдруг раздался звонкий голос Ноа, прокричавший в трубку: "Привет, Франческо!", на заднем фоне раздался весёлый девичий смех, перекрываемый сердитым шиканьем Сильвы на расшумевшихся подруг.

 

- Передавай подружкам привет, - усмехнулся он, когда Сильва принялась извиняться за поведение своих спутниц.

 

 

- Я страшно соскучился, Сильва, - признался он, прервав на полуслове её восторженный рассказ о ночной прогулке на теплоходике по Дунаю. Ему почему-то показалось очень важным сказать ей это именно сейчас.

 

 

Последний год Сильва была в постоянных разъездах: то выступая со своим театром, то пробуя себя на кастингах - он не возражал против её отлучек, Ческе в самом деле нравилось то, чем занималась его подруга, он гордился её успехами, как своими собственными. Иногда Сильва уезжала на две, а то и три недели, но почему-то именно эти несколько дней ему казались бесконечными...

 

С момента её отъезда в пятницу, потянулось ожидание. Франческо казалось, что время застыло на месте, он едва ли не каждые десять минут смотрел на часы и повторял про себя: "В воскресенье в это время она уже будет дома". К вечеру субботы он так истосковался по Сильве, что готов был уже сейчас ехать в аэропорт и целые сутки, которые оставались до её возвращения, провести в терминале ожидания.

 

 

Но этот порыв Франческо благоразумно в себе погасил - меньше всего ему хотелось походить на свою бывшую жену, мать Тото. Во времена их супружества те дни, когда Франческо доводилось уезжать из дома, Келли изводила его бесконечными звонками, а стоило ему отключить телефон на время делового ужина, как та уже рисовала перед собою картины супружеских измен в гостиничных номерах далёких городов. Келли довела их семейную жизнь до полного абсурда, и самым большим страхом Франческо было хоть ненамного уподобится ей.

 

- Я очень жду тебя, - сказал Франческо. - ...Я тоже тебя очень люблю, Сильва...

 

 

Они ещё долго прощались, и, наконец, Сильва, пожелав ему спокойной ночи, положила трубку. Франческо бросил взгляд в окно и вздохнул. Его, точно огромной волной, накрыло ощущением невыразимой тоски: ему хотелось бежать, ехать, лететь к Сильве, сделать хоть что-нибудь, чтобы оказаться сейчас с нею рядом.

 

В эту минуту ему показалось, что он очень даже хорошо понимает чувства своей бывшей жены: если каждую его поездку Келли проживала в этом состоянии нервного, напряжённого смятения, то её жизнь была просто невыносимой! "Нужно взять себя в руки!" - мысленно приказал себе Франческо, в который раз повторив: "Завтра она уже будет дома."

 

 

- Субботний вечер, а молодой жених до сих пор в офисе и даже не собирается уходить? - раздался насмешливый голос.

"О, нет, нет, нет, только не она!.." - увидев её отражение в окне, мысленно взмолился Франческо. Бруннелла была последним человеком на земле, которого он бы желал сейчас видеть. 

 

Покачивая бёдрами, Брунелла направилась прямиком к нему.

 

 

- Что такое, дорогой, почему так поздно в офисе? - в притворном изумлении воскликнула она. - Проблемы в раю?

 

 

Франческо порывисто обернулся:

- Что тебе нужно? - спросил он безо всяких предисловий.

 

 

- Ничего, - притворившись, будто она на мгновение задумалась, Брунелла пожала плечами.

 

- Доброй ночи, - кивком головы Франческо указал ей на дверь.

 

- Фи, Ческа!.. - Брунелла скривилась. - Ты и малютке своей так грубишь?

 

 

Франческо шумно выдохнул, стараясь удержать самообладание. Брунелла, не дожидаясь приглашения сесть, умостилась на краешке его стола.

- Ах да, я вдруг вспомнила, почему решила заглянуть к тебе! - она ухмыльнулась. - Я зашла поздравить тебя с предстоящей свадьбой!

 

Могу я рассчитывать, что меня пригласят на торжество? Я вполне гожусь на роль невестиной подружки! - сказав это, Брунелла расхохоталась.

 

 

Франческо совершенно не хотел вступать с ней в разговор и, тем более, пререкаться. В надежде, что тактика молчания позволит ему побыстрее избавиться от Брунеллы, он промолчал в ответ.

 

- Ну-ну, Франческо, не дуйся! Мы же с тобой старые добрые друзья! - продолжала ворковать Брунелла. - Пригласи меня на свадьбу, обещаю, что не расскажу твоей жёнушке ничего того, что могло бы тебя скомпрометировать в её глазах!

  

 

Франческо хранил молчание. Иногда, вспоминая о том дне, когда он выставил Брунеллу за дверь своего дома, Франческо недоумевал, как же так вышло, что он поднял на неё руку, но в эту минуту он понимал, что как никогда близок к тому, чтобы опять совершить этот недостойный акт насилия.

 

  

- Ладно, успокойся, - примирительным тоном бросила она. - Я вовсе не собираюсь приходить к тебе на свадьбу.

  

 

 

- Слушай... мне, правда, надо с тобой поговорить, - внезапно переменившимся голосом, заговорила она. Франческо уловил в нем нотки беспокойства. - Нужен твой совет...

 

 

 Ему совсем не хотелось выслушивать её - уже по этим новым интонациям он догадался, что лично ему этот разговор не сулит ничего, кроме проблем.

 

- И сразу уйду! - заверила его Брунелла.

 

- Я слушаю, - вздохнул он, наконец.

 

 

Брунелла сложила руки и, ненадолго задумавшись, слегка прикусила нижнюю губу.

 

- Допустим... ты кое-что узнал о человеке, - заговорила она. - Какую-то информацию, которую он хотел бы сохранить в секрете... Но ты ни виноват в том, что узнал об этом человеке... кое-что! Допустим, этот кто-то был не слишком осмотрительным в своих поступках!..

 

 

Франческо раздражённо выдохнул:

 

- Ты не могла бы как-то поконкретнее?!.. Мне эти твои тайны мадридского двора пока что не очень интересны.

 

 

- Погоди, дай сказать! - воскликнула Брунелла. - Я... Всё не так просто! Я узнала один важный секрет, но он касается не только человека, который... кое-что сделал. Он касается ещё одного человека! 

 

 

- Скажи мне, Брунелла, а лично тебя этот секрет хоть как-то касается? - Франческо не удержался от едкого замечания.

 

 

- Да! - вдруг рассердившись, отрезала Брунелла. - Касается! 

 

 

- Ладно, я слушаю, - вздохнул он.

 

  

- Дело семейное, вот что я скажу, - проронила Брунелла. - Я кое-что знаю. И это кое-что касается не меня лично, но имеет отношение к близкому мне человеку. Я знаю... если я всё расскажу...то будет... то случится... Я не знаю, что случится! - вдруг воскликнула она. - Но и молчать нельзя! Никак нельзя!

 

 

- Прям так уж, никак! - фыркнул Франческо. Но Брунелла, кажется, даже забыла о его существовании и продолжала говорить сама с собой.

 

- Я и подумать не могла, что он способен так поступить!.. Бедняжка ничего не знает, но...

 

 

- Ты можешь сказать, что, в конце концов случилось?! - Франческо потерял терпение.

 

 

Брунелла развернулась к нему. В глазах её блестел недобрый огонёк.

- Он обманывает её, понимаешь?

 

- Кто он?!

 

 

- Дон Антонио! - выпалила Брунелла.

 

 

- Что?!.. - Франческо на мгновение потерял дар речи.

 

 

- Да, Дон Антонио обманывает мою сестру, у него отношения на стороне, и Бьянка даже понятия не имеет, как далеко он зашёл!

 

 

 

- И... как далеко? - осторожно спросил Франческо.

 

 

- Слишком далеко, - драматическим голосом отозвалась Брунелла. - У Дона Антонио есть ребёнок от другой женщины!

 

 

Франческо невольно присвистнул. Да уж, в незавидной ситуации оказался Дон Антонио, хотя, по правде сказать, ещё неизвестно, чьё положение более незавидно: Дона Антонио или его законной супруги Донны Бьянки.

 

- Как ты узнала?

 

 

- Ну, он не очень-то осторожничал! На днях я была у дантиста, клиника доктора Микеле почти на окраине города, там где старый парк. Я вышла из клиники, и тут заметила возле магазина на бульваре лимузин Дона Антонио, подошла ближе, и тут своими глазами увидела, как он по парку водил за ручку маленького ребёнка - мальчика, на вид ему два-три года.

 

Ты понимаешь, что это значит? Дон Антонио уже несколько лет обманывает мою сестру, у него не просто шашни с любовницей, он завёл себе другую семью!

 

 

- Гулял с ребёнком? - Франческо нахмурился, словно что-то припоминая. - Брунелла, он наверняка гулял с внуком в парке, а ты придумала какую-то семью!... - он покачал головой.

 

 

- У него нету внука! - осадила его Брунелла. - У него только внучка, и уверяю тебя, это была не малютка Челеста! Это был мальчик, это был другой ребёнок! Ребёнок Антонио от другой женщины!   

 

 

- Ну, допустим, это ребёнок Дона Антонио. Зачем ты пришла с этим ко мне?! - мрачно спросил Франческо.

 

 

- Я не знаю, как мне поступить, - призналась она. - Я хочу, я должна рассказать Бьянке, что муж ей изменяет! Она моя сестра, она должна знать. Но с другой стороны...

 

 

"Она знает, что её слова разрушат жизнь Бьянки". Франческо и представить не мог, что Брунелла, та самая Брунелла, которая провернула целую аферу с драгоценностями, которые ей частью были доверены, частью подарены, которая была не слишком чиста на руку и не отличалась особой щепетильностью, могла оказаться настолько чуткой по отношению хотя бы к родной сестре. Это открытие немало удивило его, впрочем, удивление длилось недолго, пока Брунелла не сказала:

- Если Дон Антонио узнает, кто рассказал его жене о второй семье, он меня убьёт.

 

 

 

- Как ты понимаешь, это не просто фигура речи, - серьёзно добавила она.

 

 

Что ж, Франческо был вынужден с нею согласиться. Сестра или не сестра, но никто не имеет права вмешиваться в дела Дона Антонио, кроме самого Дона Антонио.

Чутьё не обмануло Франческо - он ведь с самого начала знал, что разговоры с Брунеллой ничего, кроме лишней головной боли, ему не принесут. Франческо поднялся.

 

- Что мне делать? - допытывалась Брунелла.

 

 

"Делай, что хочешь!" - хотелось ему сказать в ответ. "Меня это не касается".

Но вместо этого он спросил:

 

- Ты уверена, что Дон Антонио тебя не видел?

 

 

- Ну, наверное, если бы видел, то сейчас я бы не разговаривала с тобой! - фыркнула Брунелла.

 

 

- С кем ты ещё говорила о его ребёнке? - снова спросил Франческо.

 

- Только с тобой! - в ответ всё то же фырканье. 

 

 

- Ну, что ж... - задумчиво проронил Франческо.

 

 

 

 Франческо обошёл вокруг стола. Для него оставалось неясным, почему Брунелла выложила ему эту историю. Ведь ответ, как ей следует поступить, очевиден, вернее два возможных ответа. Молчать и предоставить событиям самим развиваться или же всё рассказать сестре, разрушить брак Бьянки и приготовиться к любому возмездию, которое Дон Антонио обрушит на её голову.

 

"Почему она пришла ко мне?!" - вот этого Франческо никак не мог понять. 

 

 

Брунелла то и дело поглядывала на него.

- Знаешь, я ещё вот что подумала... - заговорила она. - Понимаешь, я...

 

- Говори, - нетерпеливо бросил Франческо.

- У Дона Антонио есть на меня кое-что. Бумаги, документы с моими подписями...

 

"Ага!" - начиная догадываться, куда она клонит, мысленно воскликнул Франческо.

 

 

- Он, конечно, поклялся мне, что не пустит эти бумаги в ход, иначе... - она возмущённо фыркнула, - иначе налоговая полиция оберёт меня до нитки! Но он не отдаёт эти бумаги мне. И я подумала, может быть... имеет смысл предложить ему... обмен?

 

- Обмен? - презрительно ухмыльнулся Франческо.

- Да! - не уловив оттенка иронии в его голосе, продолжала говорить Брунелла. - Я пообещаю молчать о его ребёнке в обмен на эти бумаги.

 

 

- Ты это что, серьёзно? - Франческо пригвоздил Брунеллу взглядом.

 

 

- Ты мог бы с ним поговорить! - Брунелла заискивающе заглянула в глаза Франческо. Тот хохотнул. Ну конечно, вот вам и ответ: Брунелле очень кстати было бы получить документы её махинациях с банковским счетом, которые Дон Антонио так благоразумно держал при себе, но самой лезть в пекло ей не очень-то хотелось, поэтому она решила, будто бы Франческо с готовностью сделает это вместо неё. 

 

- Брунелла, я всегда считал тебя подлой, жадной и двуличной, но глупой - никогда. Не разочаровывай меня сейчас, - устало отозвался Франческо. - Ты что, действительно думаешь шантажировать Дона Антонио? Ещё и моими руками? Не будь идиоткой!

 

- Ах-ах-ах! - скривившись, передразнила его Брунелла.

 

 

Франческо отвернулся от неё, и задумчиво провёл пальцами по подбородку.

 

- Вот что, отправляйся к себе домой, выбрось всё из головы, и вообще делай вид, будто ничего не видела. Постарайся держать язык за зубами. 

Это мой совет.

 

 

Внезапно Франческо почувствовал мягкое прикосновение к своему плечу.

 

 

- У меня есть идея получше, - вкрадчивым голосом промурлыкала Брунелла. - Мы поедем ко мне домой... вместе! А потом... - она улыбнулась, - потом мы оба сделаем вид, будто ничего не было и будем держать язык за зубами! М-м-м? Что скажешь?

При этом она продолжала мягко поглаживать ладонью его плечи, затем рука заскользила по его спине.

- Я знаю, твоей крошки нет сейчас в городе, её сейчас даже нет в стране!..

 

 

 

Франческо отшатнулся от неё, точно ошпаренный.

- Брунелла, ты явно не в себе! - раздражено бросил он.

 

- Что я такого сказала?! - с досадой воскликнула она.

 

 

 - Брунелла, ты забываешь, что и у меня есть кое-какие бумаги, которые твой налоговый инспектор спит и видит, чтобы заполучить! - охладил он её пыл. - И если ты будешь продолжать крутиться возле меня или Сильвы, клянусь Богом, пакет с документами очутится на столе начальника полиции!

 

 

- Ну и мерзавец же ты! - прошипела Брунелла. - Но ты - не Дон Антонио, и я тебя не боюсь!

 

 

- Езжай домой, Брунелла, - твёрдо сказал Франческо.

 

 

- Ладно, Франческо, - Брунелла поднялась.

 

- Доброй ночи, - попрощался Франческо, чувствуя невероятное облегчение от того, что она наконец-то покидала его кабинет.

 

 

- Ты ещё пожалеешь, что отказался от меня, - пригрозила она.

 

 

- Ничего, зато мои деньги целее будут! - ухмыльнулся Франческо.

 

 

 Стиснув зубы, Брунелла направилась к двери. 

 

 

"Ну, я ему ещё устрою!.. Вот ведь мерзавец!"

 

И чтобы произвести впечатление эффектного ухода и оставленного за собой последнего слова, она покинула кабинет, храня ледяное молчание.